Земельная реформа вернет фермеров в «лихие девяностые»

Верховная Рада продлила запрет на продажу сельскохозяйственных земель до января 2013 года. Это значит, что полноценная реформа снова откладывается. Правда, закон о рынке земли депутаты обещают принять до конца текущего года. За основу будет взят принятый в первом чтении проект. По мнению экспертов, в нынешнем виде этот закон поставит крест на крупном аграрном бизнесе страны. Обеспечивать украинцев продуктами придется мелким фермерам, которые к этому ни финансово, ни технически не готовы. А об экспорте продовольствия стране вообще придется забыть.

100 гектаров в одни руки

Закона о рынке земли украинские бизнесмены и инвесторы ждали долго. Документ должен дать старт цивилизованным земельным отношениям в стране, а значит, повысить цену участков и сделать сельское хозяйство еще привлекательнее для инвесторов. Однако надежды аграриев не оправдались: законопроект от комитета Верховной Рады по вопросам агрополитики и земельных отношений, не так давно принятый депутатами в первом чтении, устанавливает слишком жесткие и порой неадекватные ограничения для рынка.

Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, документ направлен на социальное развитие села и сохранение его инфраструктуры. Ради этого депутаты предлагают установить строгие ограничения на сделки с участками сельскохозназначения. Например, приобрести пашню может любой гражданин Украины, но не более 100 га «в одни руки». При этом покупатель в обязательном порядке должен предоставить декларацию о доходах. Юридические лица к покупке земли не допускаются, но могут арендовать наделы: не больше 6 тысяч га на компанию в одном районе и не больше 5% пахотной земли в области. А компания-арендатор должна быть зарегистрирована там же, где находится земля. Эта норма придумана депутатами для того, чтобы агрокомпании платили налоги в местные бюджеты, поскольку основная масса крупных предприятий этой отрасли имеют киевскую «прописку». Соответственно, и налоги все оседают в столице.

Преимущество при купле-продаже земли сельхозназначения отдадут Государственному земельному банку. Как только это финансовое учреждение будет создано, оно начнет кредитовать аграриев под залог земли и другого имущества. Кредиты будут выдаваться исключительно на выгодных для селян условиях. По словам зампредседателя Госземагентства Николая Калюжного, процентная ставка при этом не превысит 3% годовых. Кроме того, за деньгами не придется забираться в бюджетный карман: на кредиты пойдут средства от продажи и сдачи в аренду госземель.

На первый взгляд, реформа выглядит эффектно: землю — крестьянам, деньги — им же. Однако эксперты утверждают, что предложенные изменения создадут для фермеров еще худшие условия работы, чем сейчас. «Депутаты пытаются убедить рынок в том, что нацелены на мягкую декорпоратизацию села, — говорит генеральный директор группы «Агротрейд» Всеволод Кожемяко. — Для этого они хотят разбить действующие хозяйства на более мелкие и создать по примеру Европы успешный институт малого фермерства, который у нас находится под угрозой исчезновения. Правда, здесь появляется несколько принципиальных вопросов: есть ли желание у самих фермеров, есть ли деньги у государства и что делать крупным агрохолдингам, которые уже вложили в этот сектор колоссальные средства». Заметим, что зажиточная Европа может позволить себе такую роскошь, как мелкие фермерские хозяйства. Чтобы поддерживать их на плаву, ЕС тратит ежегодно на дотации от 30 до 700 за гектар. Как следствие, Европа постоянно закупает продовольствие за рубежом. Такова обратная сторона медали.

Также экспертов смущает, что законопроект предполагает создание Государственного агентства, которое должно стать главным оператором на рынке земли — приоритетное право ее выкупа у желающих продать, возможность сдачи в аренду. Если сегодня такие вопросы решают на рыночных, конкурентных условиях, то с появлением агентства появится чиновник, который будет решать, кому, сколько и по какой цене сдать землю в аренду.

Тысячный эффект

Украинский агробизнес в отличие от европейского пошел по другому пути — крупнотоварного производства. На рынке правят бал транснациональные корпорации. Или же украинские крупные агрохолдинги, акции которых сегодня торгуются на Лондонской и Варшавской фондовых биржах. Кроме того, значительные объемы капитала для становления новых агрохолдингов приходят через украинские венчурные и инвестиционные фонды. Деньги они получают от украинцев и из-за рубежа. Как результат, Украина производит продовольствия вдвое больше, чем может съесть население. Например, в этом году урожай зерновых — около 50 млн тонн, половина пойдет на экспорт. Достаточно хорошо развивается птице- и животноводство — преимущественно это вертикально интегрированные холдинги, которые контролируют полный цикл производства — от выращивания зерна на корм до экспорта готовой продукции. Естественно, им тоже нужна земля. Между тем фермеры не изъявляют особого желания самостоятельно обрабатывать землю из-за колоссальных затрат, которые требует аграрный бизнес. По подсчетам генерального директора группы компаний «Валары» Юрия Гордейчука, для более-менее эффективного результата в один гектар земли необходимо вложить минимум тысячу долларов. «Если эти деньги умножить на прописанные в законопроекте 100 га, получается 100 тыс. долларов. Где мелкий фермер возьмет такие деньги? Вряд ли банки готовы сейчас или в обозримом будущем предоставлять подобные кредиты. Что касается возможностей государства, то все понимают: ни в бюджете, ни в земельном банке достаточных средств на это не будет никогда», — дополняет коллегу Кожемяко.

А ведь бюджету придется спонсировать мелких фермеров не год и не два. По словам генерального директора Agrogeneration Шарля Вилграна, первый год предприниматель «закапывает деньги в землю», через три-четыре года выходит к безубыточности и только спустя восемь лет начинает получать доходы. В той же Европе начинающих фермеров безвозмездно дотирует государство (в среднем по ЕС, 250—300 евро на гектар ежегодно). Однако украинскому бюджету такие расходы не по карману.

Очевидно, что частники не справятся с управлением аграрной машиной и предпочтут сдавать свои участки в пользование крупным холдингам и предприятиям. Однако представители агрокомпаний в один голос говорят: арендовать землю для ведения полноценного бизнеса на тех условиях, которые предлагает законопроект, невозможно. Во-первых, дробление участков на 100 га приведет к появлению огромного количества мелких собственников. «Это неадекватная цифра, — комментирует президент Ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Алекс Лисситса. — В правительственном законопроекте предлагалось ограничение 2,1 тыс. га, основанное на расчетах Академии аграрных наук. Почему депутаты решили, что они умнее академиков и изменили 2,1 тыс. га на 100, никому не понятно».

Следующий непонятный агробизнесу момент — откуда взялась норма об ограничении земли под аренду в объемах не более 6 тыс. га. По словам Лисситсы, в правительственном законопроекте ее вообще не было. А ведь это и препятствие, которое вынуждены будут преодолевать большинство крупных агрокомпаний: им для работы нужно гораздо больше. «У нас налажен полный цикл производства, — приводит пример директор по развитию агропромышленного холдинга «Астарта-Киев» Николай Ковальский. — Есть сахарный завод, земля вокруг него и животноводство. Чтобы завод производил сахар с низкой себестоимостью, нужно засеивать свеклой 10 тыс. га. По требованиям севооборота, раз в четыре года их приходится оставлять под паром. То есть нам необходимо минимум 50 тыс. га вокруг завода. Как их совместить с цифрами законопроекта?»

Таких примеров масса. По словам Кожемяки, практически весь серьезный агробизнес развивает свое направление полностью и для этого арендует большие участки земли. То есть компания-зернотрейдер не только строит элеватор, но и засевает поля пшеницей, дабы иметь гарантию, что элеватор будет заполнен. «Благодаря такому подходу за последние несколько лет наш аграрный сектор активно развивался, — считает Лисситса. — Теперь он может быть отброшен на 15 лет назад, в период распаевания колхозных земель».

Сегодня именно агрохолдинги занимаются развитием инфраструктуры продовольственного рынка. Например, элеваторы, которых катастрофически не хватает фермерам, строят крупные компании. Фермеры пользуются услугами хранилищ, оставшихся в наследство от СССР — там зерно за 3—5 месяцев теряет товарные качества. Государство не занимается строительством элеваторов, это слишком затратно.

Расходная участь

Если законопроект в его нынешнем виде станет законом, вариантов развития ситуации не так уж много. По мнению старшего аналитика инвестгруппы «Арт Капитал» Андрея Патиоты, холдинги будут вынуждены обратиться к схемам дробления земли среди своих филиалов. Для этого придется создавать фирмы-прокладки, которые и станут номинальными держателями права аренды земельных участков в оговоренных законом пределах. Фирма «два стола, четыре стула» вполне может рисовать в бухгалтерской отчетности «ноль прибыли», а фактически весь доход будет оседать на головном предприятии холдинга, а то и вообще где-нибудь за рубежом. Схема давно отработана крупным бизнесом.

В таком случае и местные бюджеты не увидят никаких налогов, как хотели депутаты. Для агрохолдингов подобное дробление не станет катастрофой — лишь дополнительной нагрузкой для юридических подразделений и бухгалтерии. Но контроль над своими землями они не потеряют. Например, компании, которая замыкает ТОП-10 землевладельцев, придется создать 20 таких предприятий-«сестричек», а холдингу с полумиллионом гектаров в аренде — 84. Любая юридическая компания зарегистрирует такую охапку предприятий-пустышек за 30—130 тыс. грн. Это небольшие затраты для компаний, стоимость которых исчисляется сотнями миллионов долларов.

Но эксперты напоминают, что не все согласятся на «серые» методы контроля над землей. У компаний, чьи акции торгуются в Лондоне или Варшаве, могут возникнуть проблемы — их инвесторы требуют понятной и прозрачной схемы ведения бизнеса.

«Сейчас в Украине работает много публичных компаний, акции которых котируются на мировых биржах. К тому же, ни один иностранный банк не даст кредит клиенту с такими сомнительными активами. А кроме как за рубежом, мы деньги больше взять нигде не можем», — говорит Кожемяка.

Представители агрокомпаний прямо не говорят, но намекают, что будут постепенно сворачивать бизнес в Украине. А это уже сильный удар по всей национальной экономике. «По подсчетам экспертов, в виде размещения акций, облигаций, предоставления кредитов в сельское хозяйство Украины уже вложено 15 млрд долларов, — объясняет Ковальский. — Уже сейчас агросектор вместе с продовольствием дает 17% экспорта. Это второе место после металлургии. Руководство страны во всех выступлениях подчеркивает, что мы — страна с огромнейшим аграрным потенциалом. А депутаты предлагают раздробить эту схему и вернуться к сохе».

При всем уважении к проблемам мелкого фермерства именно крупные компании сегодня располагают достаточными средствами для наиболее эффективного ведения сельского хозяйства. Они обладают технологиями и достаточным финансовым ресурсом, им доступно недорогое зарубежное финансирование. За счет внушительных объемов оптовых закупок агрохолдинги, в отличие от мелких хозяйств, могут покупать топливо и удобрения со значительными скидками. Еще один козырь — возможность приобретения современной дорогой техники для качественной обработки земли и сбора урожая. Ко всему никто не отменял простой экономический закон «масштаба производства»: чем больше один производитель выпускает товара, тем ниже его себестоимость и цена для конечного потребителя. Да и эффективность малого фермерского хозяйства и крупного агрохолдинга сильно отличается: средняя урожайность по стране, например, зерновых — 35 центнеров с га. Среднее фермерское хозяйство «выжимает» порядка 25—30, в зависимости от сезона. У холдингов этот показатель может превышать 60 центнеров с га. Но такая эффективность — следствие огромных инвестиций в обработку земли и подкормку растений. И этот сектор не просит огромных бюджетных дотаций, в отличие от небольших фермерских хозяйств, которые второе десятилетие подряд трудятся по лозунгом: «Село гине!»

Сложно представить, что этого не понимают депутаты. Эксперты склонны полагать, что на земельной реформе депутаты пытаются сделать свой политический пиар, не особо задумываясь о будущем отрасли. «По-моему, это популизм депутатов, которые собираются идти на выборы по мажоритарной системе и хотят показать избирателям, что проводят декорпоратизацию сельского хозяйства, — допускает Лисситса. — Дескать, за счет этого село будет процветать, появятся рабочие места и будут решены все проблемы, которые накопились за 20 лет». Хотя эксперты рассчитывают, что закон еще можно исправить — мораторий на торговлю черноземом продлен до 2013 года.

На страже инвестиций

Несмотря на то, что законопроект о рынке земли еще не стал законом, участники аграрного рынка отмечают резкое снижение интереса потенциальных инвесторов к украинскому сельскому хозяйству. По наблюдениям Ковальского, еще летом этого года интерес зарубежных партнеров к его компании как объекту инвестирования был колоссальным. «Во время визита в США мы провели более 25 встреч по вопросам сотрудничества. На днях мы опять были в Вашингтоне и ждали похожей ситуации, однако ответ партнеров был таков: интереса к Украине пока нет. Ситуация уже вредит бизнесу и снижает доверие к аграрному сектору страны в целом», — говорит Ковальский.

Слова бизнесмена подтверждает Лисситса. Он рассказал, что во время самого большого в ЕС финансового форума во Франкфурте никто из потенциальных партнеров к нему не подошел. Хотя еще год назад на том же мероприятии он раздал пачку визиток буквально за час. «Инвесторов отпугивает неопределенность, — поясняет Лисситса. — Кто будет вкладывать деньги в страну, которая не имеет четкой стратегии развития аграрного сектора? Если судить по законопроекту о рынке земли, депутаты хотят вернуть весь аграрный бизнес и вообще агропромышленный комплекс на 15 лет назад, в 90-е годы, когда были только мелкие производители, не было экспорта сельхозпродукции из Украины в другие страны, и не было никаких инвестиций».

Алина Полищук, Известия в Украине


Запам'ятати мене