От моратория к закону

Текст законопроекта «О рынке земель» был обнародован впервые Верховной Радой еще 19 июля 2011 года. 18 ноября он был отправлен на доработку в специально созданную рабочую группу. Прошло меньше месяца, и 9 декабря парламенту хватило всего лишь часа, чтобы принять закон в первом чтении.

В нынешнем виде документ определенно является попыткой контролировать земельный рынок. С этим соглашается эксперт Института внешней политики Дипломатической Академии Украины Александр Палий: «В некоторых вопросах этот закон лучше того правительственного, который существовал. Там есть вопрос консолидации земель, даже сказано о добровольности консолидации. Если он будет улучшен, доработан на втором чтении, то я не исключаю, что и кое-кто из оппозиции поддержит его».

Закон устанавливает ограничение на продажу земли: покупать земли сельскохозяйственного назначения могут только граждане Украины. Одно физическое или юрлицо может арендовать не более шести тысяч гектар в одном районе и не более пяти процентов сельскохозяйственного назначения в одной области. Купить же можно не больше 100 гектар. Кроме того, при покупке земли предусматривается предоставление декларации источников дохода, где покупатель должен доказать законность и прозрачность происхождения своих средств. Новым игроком на рынке земли становится государство: в рамках закона предлагается создать Государственный земельный банк, и ему же будет принадлежать исключительное право покупки и продажи сельскохозяйственных земель. В рамках этого банка предусмотрено создание фонда земель сельскохозяйственного назначения.

Автором доработанного законопроекта выступил нардеп от коммунистов Григорий Калетник. В случае принятия закон начнет действовать с 1 января 2013 года.

Земельное законодательство в Украине сегодня не гарантирует права собственности на землю. Мораторий на куплю-продажу сельскохозяйственных земель, срок действия которого заканчивается уже 31 декабря 2011 года, давал селянам право на землю, но не возможность ею распоряжаться. По данным Государственного агентства земельных ресурсов, Украина владеет свыше 60 миллионами гектаров земель, из которых примерно 42 миллиона гектаров - земли сельхозназначения. За годы действия моратория на продажу этих земель, по данным Министерства аграрной политики и продовольствия Украины, 26 миллионов гектаров пашни были разделены на 7 миллионов участков и распределены между крестьянами.

Главным поводом для продления моратория могло послужить отсутствие законов о земельном кадастре и рынке земли. Закон «О земельном кадастре» парламент принял еще 7 июля 2011 года, он начинает действовать с 1 января 2012 года. Дело – за принятием «Закона о земли».

Однако среди бизнесменов-аграрников довольных новым законом о рынке земли нет. Один из них, Аркадий Корнацкий, сразу же после выхода назвал закон не шагом на пути к «свободному рынку», а «продолжением моратория».

«Дерибанить» земли будут олигархи и иностранцы

Фракция «БЮТ-Батькивщина» открыто выступила против принятия законопроекта в той редакции, в которой он был зарегистрирован в парламенте. Народный депутат Василий Кравчук заявил, что закон позволит иностранцам массово скупать и «дерибанить» земли, находящиеся в государственной и коммунальной собственности, а аферистам предоставит шанс для обмана пожилых собственников земель: «14 миллионов гектар сейчас находятся в государственной и коммунальной собственности. В законе прописана очень хитрая схема: земельный банк создает земельный фонд, который выкупит эти земли за бесценок и впоследствии подаст их по намного более высокой цене».

Голова Комитета партийного контроля партии «Фронт перемен», координатор направления «Бюджет роста» Андрей Пышный во многом соглашается с Василием Кравчуком: «Власть говорит о продаже земли исключительно гражданам Украины. На деле земли не сельскохозяйственного назначения могут быть приобретены как гражданами Украины, та и гражданами иностранных государств. Это создает возможности исключения земли из категории земель сельхозназначения уже сегодня через терминологические манипуляции. Вполне может случиться, что землями сельскохозяйственного назначения будут считаться лишь паи, принадлежащие селянам, и лишь до того момента, пока они им принадлежат, а все остальные земли будут разобраны, в том числе и иностранцами. Кроме того, земли сельхозназначения могут массово перепрофилироваться через 10 лет после продажи».

Согласно закону на перепродажу участка земли в первый год после покупки будет введена госпошлина в 100% от нормативной оценки этого участка, на второй – 90%, на третий – 80% и так далее – до 10% на девятый год владения. Но Андрей Григорьевич уверен, что «власть создает условия для скупки по дешевке земель украинскими олигархами сегодня с тем, чтобы потом перепродать ее иностранцам по другим ценам. Все происходит как при «прихватизации» госсобственности: иностранцев не пускают (но лишь временно и лишь не коррумпированных иностранцев, не готовых вести изначально непрозрачный бизнес!), сами за бесценок скупают земли, а потом примут закон или поправки и продадут уже втридорога иностранцам». А первоочередное право государства покупать землю Андрей Пышный называет дискриминацией представителей аграрного сектора: «Государство, точнее коррумпированные чиновники, смогут создавать трудности для «не своего» бизнеса, и получать взятки за их не создание».

С «недоработками» в интересах власти соглашается и Александр Палий: «Закон выписан в интересах чиновничества и крупных скупщиков земли, олигархов, связанных с чиновничеством, и ориентирован против среднего класса в аграрном бизнесе. Никакого рынка реальной продажи земли он не устанавливает. Государство имеет право на первый выкуп земли, а это значит, что за его «неподачу» будут требовать огромные взятки». Минус эксперт видит и в отсутствии аукционной продажи земли: «Вот что могло бы наполнить бюджет страны деньгами, но ничего такого в законе, к сожалению, и близко нет».

«Вряд ли средства пойдут в бюджет»

По мнению головы Министерства аграрной политики и продовольствия Украины Николая Присяжнюка, открытие рынка земли позволит привлечь в агросектор около 200 миллиардов гривен.

Голова подкомитета по вопросам реформирования агропромышленного комплекса Марина Перестенко считает, что «это все преувеличено, и вряд ли средства пойдут в государственный бюджет. Готовится полное обезземеливание крестьян. Для них земля не кормушка, а кормилица, но их ее лишат. Они просто этого пока не поняли, и, боюсь, не смогут устоять». Несмотря на прописанные в законе ограничения по скупке земли, Марина Владимировна считает, что те, «кто сейчас имеют большие земельные территории, найдут способ, как брать в аренду более шести тысяч и покупать более ста официально разрешенных гектар. Тот, кто на земле не появляется и, может, даже не знает, где она расположена, но является ее номинальным владельцем, станет и настоящим».

Андрей Пышный в ответ на заявление Присяжнюка отмечает, что «следует различать деньги, привлеченные в сельскохозяйственный бизнес, и деньги, вытащенные из бизнеса через коррупцию. С запланированной коррупцией цифры будут меньше, но пока говорить о них рано». А рынок земли, по его мнению, после отмены моратория полноценным все равно не станет, наоборот, будет ограничен коррупционной составляющей: «Законопроект предлагает создать Государственный земельный банк – специализированное государственное финансовое учреждение, основной задачей которого будет кредитование сельскохозяйственных товаропроизводителей под залог земли и другого имущества. Ему будет принадлежать исключительное право залогодержателя земель. Все это противоречит цели максимальной дебюрократизации рынка земли. Если принять существование этого банка, то следует понимать, что на монополии автоматически создается суперприбыльный бизнес, который способен породить огромное количество злоупотреблений. Способна ли нынешняя власть ограничить такие злоупотребления, или она изначально настроена на то, чтобы их сознательно умножать? Ответ, по-моему, очевиден».

Координатор направления «Бюджет роста» также отмечает, что в законопроекте провалена и задача демонополизации сельскохозяйственного производства, а «в нынешнем парламенте полноценная политическая и профессиональная дискуссия относительно земельной реформы невозможна. Поэтому единственным целесообразным изменением в земельном законодательстве является продление моратория на отчуждение земель сельскохозяйственного назначения до 1 января 2014 года. За это время должна быть проведена полная инвентаризация земель и принят закон об общегосударственной программе социально-экономического, экологического и культурного развития сельских местностей».

Аграрии протестовать не будут

Андрей Пышный называет законопроект «реформой в карман» и «жирной кормушкой для власти» (в Украине сосредоточено 25% черноземов всей планеты) и допускает, что «лоббисты латифундий попытаются ко второму чтению «подправить» ограничения продажи земли в одни руки в сторону увеличения. Ведь они говорят, что в селах никто работать не хочет, стало быть, нужно продавать по 2100 гектар в одни руки. Но реальная ситуация совершенно иная. В селах сейчас идет борьба за каждый метр земли, за возможность работать на себя, а не на чужого дядю. Мы не собираемся голосовать за этот законопроект вообще, так как планы правительства по прекращению моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения не имеют никакого отношения к реальной земельной реформе в интересах граждан».

Марина Перестенко, хоть и уверена, что земля – «это один из пунктов, который может привести к серьезным народным волнениям», прогнозирует: «Закон будет протянут. И на поправки во втором чтении у меня очень пессимистические прогнозы: никаких кардинальных изменений, которые касались бы фермеров или крестьян, внесено не будет. Он будет практически в том же виде, что и сейчас. Действие закона начинается с 1 января 2013 года, и предполагается, что до этого времени будет проведена инвентаризация земель, подбит кадастр, денежная оценка. Но представители Минфина, которые приходили на Комитет во время рассмотрения этого закона отметили, что на это денег в новом бюджете не предусмотрено. Значит, 1 января 2013 года так же, как и сегодня, никто не будет точно знать количества земель, готовых к продаже и их реальную стоимость».

Несмотря на мнение оппозиции и компартии, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев уверен, что законопроект примут обязательно «пока есть твердое большинство, до выборов». Но действовать он начнет не ранее 2013 года: «Есть риск потерять аграрный электорат. Потому принять то его приняли, но еще будут шлифовать, рихтовать, чтобы новый парламент, каким бы он не был: пропрезидентским или оппозиционным, не смог вмешаться в этот процесс». Эксперт уверен, что успехом данная реформа не увенчается: «Аграрная реформа – самая сложная и самая социально опасная. Те, кто проталкивают эту реформу, заинтересованы в том, чтобы было много неясности, неопределенности, потому что именно в мутной воде всегда можно выловить серьезный улов. Чем больше мутности, неопределенности, тем больше пространства для злоупотребления законом и использования его в корыстных целях».

А политолог Александр Палий еще и прогнозирует, что, несмотря на недовольство, аграрии по примеру чернобыльцев митинговать под Раду не пойдут: «Вот почему власти удалось провернуть пенсионную реформу? Не было протестующих. По чернобыльцам другая история: им сначала предложили полторы тысячи пенсии, потом четыре, потом восемь. Власть начинает откупаться там, где упирается в реальное сопротивление. Крестьянам или фермерам очень сложно оторваться от своей земли и поехать протестовать в Киев. А там, где нет сопротивления, власть проталкивает свои решения».

Голова Верховной Рады Владимир Литвин поручил профильному комитету подготовить рассмотрение вопроса по земле на следующую пленарную неделю. Во втором и третьем чтении парламентарии должны принять законопроект до 12 января. С поправкой на поспешность (закон «О рынке земель» проскочил за час) складывается впечатление, что самая масштабная земельная реформа, которую пытаются провести «под шумок», на самом деле, является очередной аферой – в угоду нескольким «делкам».

Екатерина Пешко, для «Главкома»


Запам'ятати мене