Быть или не быть земельной реформе

Земельная реформа является одним из последних камней преткновения власти и общества. И вот на днях Верховная Рада капитулировала: Владимир Литвин заявил, что на текущей сессии парламент не будет рассматривать законопроект о рынке земли, так как украинское общество еще не готово его воспринять.

Объяснение такому решению напрашивается одно – депутаты начинают готовиться к парламентским выборам в октябре 2012 года. По словам спикера, закон, скорее всего, не будет принят на текущей, 10 сессии (7 февраля – 6 июля). А следующая, 11 сессия откроется 4 сентября аккурат в разгар предвыборной кампании, и тогда парламентское большинство наверняка не захочет понижать свои рейтинги непопулярной реформой. В то же время глава фракции Партии регионов Александр Ефремов заверяет, что принятие закона о рынке сельхозземель затягивается исключительно из-за его окончательной неготовности: "Я бы не связывал принятие закона о рынке земель с выборами. Это совершенно другая история. Земля – основной ресурс государства. И очень важно принять такой закон, благодаря которому земля стала бы ресурсом для развития нашего государства".

Сейчас законопроект находится в юридическом управлении Рады, потом замечания юруправления должен рассмотреть профильный комитет ВР. Соответственно, депутаты до сих пор не получили на ознакомление текст документа. При этом в околопарламентских кругах ходят различные слухи: от того, что принятие документа отложится на неопределенное время, до того, что он все-таки будет принят, но ветирован Президентом.

Напомним, что 9 декабря Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект о рынке земли, которым предлагается определить правовые и экономические основы организации и функционирования рынка земель и порядок продажи и аренды земельных участков на торгах. Документ устанавливает целый ряд ограничений на продажу земли.

"Нет" иностранцам

Во-первых, покупать землю сельхозназначения смогут исключительно граждане Украины. Как заявил ранее автор законопроекта, председатель комитета Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений Григорий Калетник, в документе перекрыты всевозможные лазейки, позволяющие иностранцам завладеть землей. Более того, по его словам, в ходе заседания комитета 10 января была прописана норма, согласно которой в случае, если у гражданина Украины, который приобрел землю, в это время имелся иностранный паспорт, то немедленно, в судебном порядке земля будет отчуждена без копейки компенсации.

Однако полный запрет покупки земли иностранными гражданами может привести к снижению спроса и, в результате, к сохранению низких цен на землю. Такая норма тоже будет сдерживать инвестирование в сельское хозяйство, в то время, когда это крайне необходимо для повышения его производительности. Бывший директор Всемирного банка в Украине, Беларуси и Молдове Мартин Райзер убежден, что эти ограничения сложно воплотить на практике, и они не в интересах нынешних собственников земли. "Преобладающее право на покупку земли государством не обеспечивает защиту. Вместо этого появляется риск, что земельная реформа в Украине может, как это ни парадоксально, привести к ренационализации фермерских земель, что прямо противоположно намерениям", – подчеркивал экономист.

В то же время координатор проекта "Агроэффективность" Украинского клуба аграрного бизнеса Роман Сластен не видит большой проблемы в таком запрете. По его словам, иностранцы особо не рвутся покупать украинскую землю, так как есть высокие риски по производству и по тому, сможет ли земля вернуть средства, потраченные на ее покупку. Кроме того, многие пайщики, у которых сейчас арендуют земли иностранцы, довольны таким положением вещей, потому что последние платят им большую арендную плату, нежели до этого украинские производители – руководители ссельхозпредприятий. "Здесь ситуативный подход. Думаю, что иностранцам стоит ограничить вход на украинский рынок земли, но, возможно, частично все-таки необходимо рассматривать их как участников рынка", – подчеркнул эксперт.

Лимит на землю

Во-вторых, законопроектом предусмотрено введение максимальной площади земель сельскохозяйственного назначения, которые могут находиться в собственности одного физического лица – не более 100 га независимо от места их расположения. Таким образом, по сравнению с первоначальным вариантом документа, предложенным Кабмином летом 2011 года, допустимый максимум сокращен в 20 раз – с 2100 га. Кроме того, ограничена максимальная площадь аренды с/х земель – в размере 6000 га на территории одного района и не более 10% площади с/х земель на территории области и 100 тыс. га – в пределах Украины.

Подобные ограничения призваны не допустить обезземеливания крестьян в нынешней ситуации, когда все идет к тому, что все земли и сельское хозяйство страны будут контролироваться десятком агрохолдингов. Но такой жесткий лимит может "убить на корню" конкурентоспособность украинского сельского хозяйства. Собственник, обрабатывающий 100 га земли, вряд ли будет иметь с них достаточно денег на покупку новой техники и оборудования для повышения эффективности своей работы.

При этом эксперты МинПрома обращают внимание на отсутствие экономических обоснований подобного ограничения. "Откуда взялась цифра в 100 га, были ли проведены экономические расчеты, которые показали бы, что такой уровень позволяет вести с/х производство в нормальном прибыльном режиме? С нашей точки зрения, было бы более правильно ограничить на уровне 2100 га, что в принципе соответствует нынешнему размеру с/х предприятий", – отметил Р.Сластен.

Однако более важным для рынка является ограничение в аренде с/х земель, по той простой причине, что сейчас арендовать земли в Украине дешевле, чем покупать. Что касается ограничения аренды земель в одном районе – многие компании уже пересекли границу в 6000 га и поэтому могут оказаться за бортом. Причем такие компании являются лидерами агропромышленного сектора: внедряют новые технологии, применяют высокопроизводительную технику, достигают максимальной урожайности.

"Если мы отсечем эти компании, то при таких объемах будет сложно выживать не только компаниям, которые производят зерно, но и тем, что ориентированы на производство и переработку сахарной свеклы. Потому что для среднего сахарного завода (а зачастую они сами производят для себя сырье – сахарную свеклу), нужно около 30 тыс. га земель в районе 15-20 км вокруг завода. Это означает, что если такой завод будет находиться в одном районном центре, то шансов обеспечить себя сырьем он не будет иметь", – пояснил эксперт Украинского клуба аграрного бизнеса. По его мнению, также нет смысла отказаться от аренды и раздать эти земли фермерам – последние пока не смогут возделывать их эффективно из-за нехватки опыта и технологий. Как следствие, такая норма закона может оказаться плачевной для всего аграрного сектора.

Угроза монополии

В-третьих, законопроектом, принятым в декабре, предусматривалось создание государственного оператора под управлением Государственного земельного агентства, который бы контролировал сделки купли-продажи и аренды государственной и коммунальной земли, а также проведение земельных торгов. Это нововведение вызвало наибольшее количество критических комментариев, так как, объединяя полномочия Госземагентства и нового органа, фактически порождало абсолютного "земельного" монополиста, а вместе с ним – широкое поле для коррупции.

Против этой нормы выступило и Главное научно-экспертное управление Верховной Рады Украины. "Считаем нецелесообразным, как это предлагается в проекте, в систему органов исполнительной власти, которым предоставляются полномочия по распоряжению землями государственной собственности, включать центральный орган исполнительной власти по вопросам земельных ресурсов", – говорится в выводе управления.

Видимо, под влиянием общественности, в комитете по вопросам аграрной политики и земельных отношений осознали, что "перегнули палку". И уже в январе Г.Калетник сообщил, что в ходе подготовки законопроекта ко второму чтению на заседании комитета было принято решение о снятии нормы о государственном операторе. "И мы будем просить Верховную Раду согласиться с мнением комитета о том, что оператора необходимо исключить", – добавил он.

В то же время законопроектом предусматривается создание Государственного земельного банка, цель которого – кредитование предприятий АПК по ставке, превышающей учетную ставку Национального банка Украины не более чем на 5%. На сегодня ставка НБУ составляет 7,75%, следовательно, Земельный банк будет кредитовать агропромышленные предприятия под 12,75%, что не так уж и мало.

При этом он будет иметь монопольное положение на рынке, владея исключительным правом брать землю в залог под кредиты. В УКАБ считают, что право брать землю в заставу должны иметь и другие банки. "Если другие коммерческие банки будут справляться с этим хуже, чем государственный, то пусть работает госбанк. Конкурентная среда должна показать, кто лучше может обеспечивать такие условия по займу под залог земли", – убежден Р.Сластен.

Также существуют замечания касательно того, как Земельный банк должен определять заявки. Сейчас законопроект позволяет ЗБ самостоятельно решать, как рассматривать заявки, а это автоматически открывает путь для определенных коррупционных схем. Соответственно, чтобы не допустить коррупции, ЗБ нужно обязать рассматривать эти заявки в порядке очередности их поступления.

Исходя из вышесказанного, получается, что Земельный банк может фактически иметь землю в своей собственности, что в принципе всем банкам запрещено. К тому же непонятно, откуда ЗБ будет брать средства, кто будет его финансировать и кто будет им руководить. То есть снова вырисовывается непрозрачная структура, с монопольным положением на рынке.

В целом, в законопроекте о рынке земель достаточно спорных моментов, требующих обсуждения, и уже по его итогам должно быть принято решение, согласованное всеми сторонами: государством, аграрным бизнесом и владельцами земли, для которых закон в первую очередь и разрабатывается. В противном случае земельная реформа рискует стать новым "Налоговым кодексом" для властей – вызвать новые акции протеста и создать еще один информповод для спекуляций со стороны оппозиции.

Александра Кривуля, МинПром


Запам'ятати мене